Ретрочернобыль. Поиск истины или некоторые размышления о правовом статусе ликвидаторов аварии на ЧАЭС

26 апреля 1986 года на Чернобыльской атомной электростанции, произошла крупнейшая за всю историю ядерной энергетики авария - взрыв и полное разрушение четвертого энергоблока станции. В окружающую среду было выброшено огромное количество радиоактивных веществ, в результате чего огромные территории европейской части СССР, Восточной Европы и Скандинавии были подвергнуты радиоактивному заражению. Под воздействием радиоактивного загрязнения оказалось огромное количество людей, более 200 000 человек были эвакуированы со своих мест постоянного проживания.

Конституционным судом Российской Федерации (Постановление от 1 декабря 1997 г. N 18-П) Чернобыльская авария определена, как экстраординарная по своим последствиям техногенная авария XX века приведшая к неисчислимым экологическим и гуманитарным потерям. В результате были существенно нарушены не только право на благоприятную окружающую среду (статья 42 Конституции Российской Федерации), но и, как следствие этого, другие конституционные права и интересы граждан, связанные с охраной жизни, здоровья, жилища, имущества, а также право на свободное передвижение и выбор места пребывания и жительства, которые ущемлены столь значительно, что причиненный вред оказался реально невосполнимым.

К работам по локализации и ликвидации последствий чернобыльской катастрофы в  период с 1986 по 1990 г., были привлечены более 600 тыс. специалистов министерств и ведомств, кадровых военнослужащих и военнообязанных, призванных из запаса. Из них более 200 тысяч граждан РСФСР.

Однако до настоящего времени, ни в базовом законе о социальной защите чернобыльцев, ни в официальных документах, ни в юридической литературе, не раскрыт вопрос о правомерности привлечения указанных граждан к работам по ликвидации аварии на ЧАЭС и об их статусе на время выполнения этих работ. Как правило, упоминается,  как о свершившимся факте – наличии граждан в зоне и уже выполнявшим и выполнившим работы по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Конституционный суд Российской Федерации, в правовой позиции, выраженной в Постановлении от 1 декабря 1997 года N 18-П, также обошел этот вопрос, отметив, что: Из статей 1, 2 и 7 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 42 и 53 вытекает, что признание и обеспечение права на возмещение вреда здоровью, являющемуся для каждого неотчуждаемым благом, - конституционная обязанность Российской Федерации как социального правового государства. Сам факт причинения вреда здоровью граждан, которые оказались в зоне влияния радиационного излучения и других неблагоприятных факторов, возникших вследствие чернобыльской катастрофы, обусловливает возникновение конституционно - правовых отношений по поводу возмещения вреда между государством, с деятельностью которого в сфере ядерной энергетики было связано причинение вреда, и гражданами.

То есть Конституционный суд, не дифференцируя, кто и каким образом оказался в зоне аварии, считает все категории граждан пострадавшим от экологического правонарушения.

Указанная неопределенность по отношению к данной категории граждан, позволяла на всех уровня нормотворчества вносить произвольные изменения в чернобыльское законодательство.

К примеру,  Письмом Минсоцзащиты РФ, Минтруда РФ от 25.01.1994 N 162-ВЯ «О порядке компенсации ущерба здоровью, связанного с катастрофой на Чернобыльской АЭС», было введено ограничение права на возмещение вреда, при наличии пенсии по инвалидности:  «Гражданам, которым назначены данные пенсии по инвалидности, дополнительное возмещение ущерба, причиненного в результате заболевания или увечья, возникших в связи с выполнением работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, Законом Российской Федерации от 18 июня 1992 года не предусмотрено, поскольку размер их пенсий определен на уровне фактически причиненного им ущерба».

И, органами соцзащиты более четырех лет выплачивалась лишь  пенсия, с громким названием, «в размере возмещения фактического ущерба, определяемого в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации», однако, что это за законодательство разъяснено не было. В законе РСФСР от 20.11.1990 N 340-1 (ред. от 03.04.1992) "О государственных пенсиях в РСФСР, речь идет только о пенсии по инвалидности. Расчет размера указанной пенсии, был приведен лишь в Указаниях Минсоцзащиты от 10 ноября 1992 г. N 1-98-У и не слишком отличался от расчета размера пенсии по инвалидности.  Это притом, что Правилами возмещения вреда здоровью, как 1984 года (в ред. 1990г.), так и 1992 года, при выплате возмещения вреда, определяемой в процентах к заработку или его части потерпевшего до трудового увечья, соответствующих степени утраты им профессиональной трудоспособности,  пенсия по инвалидности, назначенная потерпевшему в связи с трудовым увечьем, а равно другие виды пенсий, назначенные как до, так и после трудового увечья, в счет возмещения вреда не засчитывались.

Пример второй.

В результате долгих и кропотливых усилий Правительства РФ, в качестве альтернативы законодательству о возмещении вреда здоровью (глава 59 ГК РФ и заменивший Правила возмещения вреда здоровью, Федеральный закон от 24.07.1998 N 125-ФЗ),   был изобретен закон-фантом,  Федеральный закон от 12.02.2001 N 5-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС", которым регламентировались выплаты в возмещение вреда здоровью в фиксированных суммах (для инвалида 3-ей группы со связью это половина прожиточного минимума).

Правительству удалось продавить этот вариант закона, несмотря на отрицательное заключение Правового управления и профильного комитета ГД РФ.

Из Заключения  Комитета ГД по труду и социальной политике:

«Предлагаемые законопроектом компенсации за вред здоровью установлены в произвольно фиксированных суммах, при этом какого-либо обоснования конкретных размеров предлагаемых компенсаций не представлено».

Из Заключение ПУ Аппарата ГД ФС РФ от 20.10.2000 N 2.2-15/747:

«…законопроектом по ряду позиций предусматривается ухудшение положений граждан, пользующихся компенсациями и льготами как пострадавшие в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС, что противоречит части второй статьи 55 Конституции Российской Федерации, согласно которой в Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права граждан, а также Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 1 декабря 1997 г. N 18-П».

И все это было одобрено Конституционным судом:

Из Постановления Конституционного Суда РФ от 19.06.2002 N 11-П:

«Пунктом 25 части первой, частью второй статьи 14 и абзацем вторым пункта 2 части первой статьи 29 базового Закона в редакции от 12 февраля 2001 года установлено, что возмещение вреда гражданам, ставшим инвалидами вследствие чернобыльской катастрофы, а в случае их смерти - нетрудоспособным членам семьи, находившимся на их иждивении, производится в твердых суммах в зависимости от группы инвалидности (инвалидам I группы - 5000 рублей, инвалидам II группы - 2500 рублей, инвалидам III группы - 1000 рублей), а не исходя из заработка.

Отказ федерального законодателя от определения размера возмещения вреда в зависимости от заработка и переход к новому способу - в зависимости от степени утраты здоровья - предполагает соблюдение требований, вытекающих, в частности, из необходимости эффективного индексирования в соответствии с изменением показателей прожиточного минимума, а также принципа правовой определенности и стабильности правовых отношений, исходя из которых государство должно стремиться обеспечить достойную жизнь этих граждан.

Следовательно, сам по себе переход к новому способу определения размера возмещения вреда, как основанный на признании конституционного принципа равенства всех перед законом и вытекающего из этого равенства ценности жизни и здоровья всех граждан, пострадавших от чернобыльской катастрофы, не противоречит Конституции Российской Федерации».

Кроме того, Конституционный суд, объединив все категории граждан, в силу различных обстоятельств оказавшихся в зоне аварии на ЧАЭС предопределил их особый правовой статус, чем ограничил право ряда категорий  на возмещение вреда рамками чернобыльского закона

«Возмещение вреда здоровью граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, не может отождествляться с какими-либо обязательными социальными выплатами, включая выплаты по обязательному социальному страхованию, поскольку особенности такого возмещения обусловлены конституционно - правовой природой соответствующих отношений, включая их длящийся характер, чем предопределяется правовой статус указанных граждан».

«Денежные компенсации гражданам, пострадавшим вследствие чернобыльской катастрофы, отличаются от социальных выплат на основе обязательного социального страхования, поскольку их предоставление является конституционной обязанностью государства по возмещению вреда, причиненного здоровью таких граждан, что не может быть обусловлено какими-либо сборами, взносами в тот или иной фонд и не основывается на действии принципа солидарности поколений (как это характерно для обязательного социального страхования). Указанная конституционная обязанность государства, имеющая публично - правовой характер, не тождественна обязанности работодателя возмещать своему работнику вред, причиненный при исполнении трудовых обязанностей». (Из Постановления Конституционного Суда РФ от 19.06.2002 N 11-П)

Постулаты, провозглашенные Конституционным судом, растиражированы в большом количестве судебных решений судов общей юрисдикции, а правоприменители повторяют их в любом удобном случае, как мантру.

В свете изложенного возникают два вопроса:

-  Правомерность «привлечения», «направления», «командирования», «перевода» граждан, для выполнения работ по ликвидации аварии в зоне Чернобыльской АЭС, в свете существовавшего в период ликвидации аварии законодательства;

-  Действительный правовой статус граждан «привлеченных», «направленных», «командированных», «переведенных» для выполнения работ по ликвидации аварии в зоне Чернобыльской АЭС.

Сложившаяся в результате аварии радиационная обстановка значительно превышала допустимые уровни воздействия на работавших в зоне аварии а также  возможности применявшихся в то время средств радиационного и индивидуального дозиметрического контроля. Средствами  ИДК  был обеспечен только персонал, работавший в зоне строгого режима (около 30%). Необходимость проведения неотложных аварийных работ и скорейшего начала ЛПА обусловила, или практически полное отсутствие индивидуального дозиметрического контроля, или его наличие с эпизодически-оперативным характером. В связи с этим дозы, полученные персоналом в первые, наиболее опасные с точки зрения облучения дни, остались неизвестными. Индивидуальные дозы, полученные военными ликвидаторами, не были достоверно определены и в более поздние сроки.

Известно, что у работников ЧАЭС, подвергшихся воздействию излучения в первые часы и сутки после взрыва реактора и поступивших в 6-ю клиническую больницу Минздрава СССР, имели место тяжелые лучевые поражения кожи.

Локализация поражений преимущественно на открытых участках поверхности тела указывает на то, что основным радиационным фактором, действовавшим в этих случаях, являлось бета-излучение и низкоэнергетическое гамма-излучение продуктов ядерного деления. Интенсивное воздействие этих излучений на кожу, глаза и слизистые оболочки наблюдалось и в более поздние сроки, в период ликвидации последствий аварии.

По данным ОРВД ЧАЭС. вытекающим из результатов обработки анкет участников ЛПА, 58% из них в той или иной форме жаловались на раздражение слизистых и кожных покровов. В то же время в службе РБ ЧАЭС, а также в дозиметрических подразделениях ведомств, принимавших участие в работах по сооружению объекта «Укрытие», по дезактивации помещений и территории, индивидуальные дозиметры для измерения доз бета- и низкоэнергетического гамма-излучения полностью отсутствовали.

Как показал дальнейший ход событий с момента возникновения аварии на ЧАЭС,  руководство страны столкнулось с массой проблем и с  непредсказуемыми последствиями, которые не укладывались в рамки действующего законодательства. Ориентация гражданской обороны СССР в эти годы в основном только на решение задач военного времени, объективно способствовала однобокости ее развития. Авария на Чернобыльской АЭС подтвердила это, показав, что гражданская оборона не готова к качественному решению задач по защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера.

Руководство ведущих министерств - Среднего машиностроения, Энергетики и электрификации, Здравоохранения, а опосредованно и руководство государства не верили в возможность возникновения такой крупной аварии на АЭС. В связи, с чем оказались фактически не готовыми к немедленным действиям по локализации крупномасштабной катастрофы на АЭС и ликвидации ее последствий. В законодательстве СССР и союзных республик отсутствовали нормативные акты, которые должны были регулировать  отношения в условиях крупных техногенных и природных катастроф, а существовавшие акты были разработаны с учетом возникновения аварий локального характера. Имело место несовершенство, а то и полное отсутствие нормативной базы для решения многих вопросов связанных с ликвидацией аварий на ядерных объектах.

К примеру, согласно «Временным методическим указаниям для разработки мероприятий по защите населения в случае аварии ядерных реакторов»  от 18.12.1970 г.  № 872/1-70, под аварией ядерного реактора (п. 2 Указаний) пони­мался кратковременный (не более 4 суток) выброс из реактора во внешнюю среду значительного количества, радиоактивных веществ, ко­торый мог создать для населения опасность облучения, превосхо­дящего допустимые уровни, регламентированные Нормами радиационной  безопасности (НРБ-69), а проведение противоаварийных мероприятий (п.п. 37 – 43 Указаний) должно производиться аварийными бригадами объекта,  состав и количество которых должно   быть утверждено приказом руководителя объекта

В соответствии с абз. 3 вводной части Инструктивно-методических указаний по служебному расследованию и ликвидации радиационных аварий (утверждены: Минздравом СССР от 26 сентября 1980 г. N 2206-80, ВЦСПС от 16 сентября 1980 года, МВД СССР от 2 августа 1980 года) – «Радиационные аварии, как правило, ликвидируются силами и средствами учреждений, в которых они возникли».

Временные допустимые уровни радиоактивного загрязнения локальных участков городской территории при ликвидации очагов радиоактивного загрязнения (утверждены Заместителем Главного государственного санитарного врача СССР от 1 июля 1985 г. N 3906-85) устанавливались с целью определения порядка проведения работ по ликвидации очагов радиоактивного загрязнения городской территории в соответствии с требованиями Основных санитарных правил ОСП-72/80, норм радиационной безопасности НРБ-76, инструктивно-методическими указаниями по служебному расследованию и ликвидации радиационных аварий N 2206-80  и предназначались для персонала учреждений, непосредственно занятого выполнением работ по дезактивации и ликвидации загрязненных радиоактивными веществами участков территории города

Требования НРБ-76 в случае ликвидации радиационной аварии, относились исключительно к персоналу, да и то при условии:

-   предупреждения о дополнительном облучении;

-   личного согласия исполнителя;

- выдачей наряда-допуска на выполнение таких работ с подробным указанием перечня и регламента работ и мер предосторожности в соответствии с требованиями ОСП-72 и других нормативных актов.

В более поздней редакции НРБ-76/87 в п. 4.15, уточнено:  «Лица, привлекаемые для проведения аварийных и спасательных работ, на этот период приравниваются к персоналу и на них распространяются положения разд. 4 настоящих Норм».

Как мы видим, ни один нормативный документ на то время не предусматривал выполнения указанных работ без специально подготовленного персонала и силами сторонних организаций.

В тот период господствовала идеологическая установка, что чрезвычайных ситуаций в СССР,  быть не может, и до 1988 года в СССР юридически закрепленного понятия "чрезвычайное положение" не существовало. И только 1 декабря 1988 года Верховный Совет СССР принял Закон СССР "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) СССР", в соответствии с которым наряду с военным положением была предусмотрена еще одна мера - объявление чрезвычайного положения. Вторым важным шагом  на пути создания правовой базы института чрезвычайного положения явилось принятие Закона СССР "О правовом режиме чрезвычайного положения" (Закон СССР от 03.04.1990 N 1407-1).

Данным законом в условиях чрезвычайного положения, в зависимости от конкретных обстоятельств, разрешалось:

-  обеспечивая безопасность труда, привлекать (п. 11 ст. 4 Закона) трудоспособных граждан для ликвидации последствий чрезвычайных обстоятельств;

-  в необходимых случаях переводить (ст. 6 Закона) рабочих и служащих без их согласия на работу, не обусловленную трудовым договором;

-  в исключительных случаях по решению Верховного Совета СССР или Президента СССР для ликвидации последствий чрезвычайных обстоятельств, привлекать (ст. 11 Закона) воинские части Вооруженных Сил СССР и Комитета государственной безопасности СССР;

-  призывать (ст. 13 Закона) на срок до двух месяцев военнообязанных - специалистов, необходимых для ликвидации последствий стихийных бедствий, крупных аварий или катастроф.

При этом, упоминание об обратной силе закона, что позволило бы хотя бы задним числом установить правовой статус участников ликвидации аварии на ЧАЭС, в законе отсутствует

Выше перечислены те законодательные правовые нормы, которые, к сожалению,  отсутствовали на момент проведения работ по ликвидации аварии на ЧАЭС и которые могли бы быть основанием для  привлечения граждан, в том числе военнослужащих и военнообязанных, призванных на учебные сборы, к выполнению указанных работ, с учетом положений раздела 4 НРБ-76 и НРБ-76/87

Как уже упоминалось, к работам по ликвидации последствий катастрофы государством было мобилизовано около 600 тысяч человек. В том числе 340 тысяч военнослужащих, из них около 24 тысяч — кадровых военных. Из общего количества граждан привлеченных к ликвидации аварии на ЧАЭС, специалисты, имевшие опыт работы в условиях больших радиационных полей и в нештатных ситуациях (при авариях на ядерных объектах и при испытании ядерных зарядов), составляли десятые доли процента (порядка несколько сотен человек), от общего количества ликвидаторов.

Меньше всего вопросов (хотя есть некоторая неясность и неопределенность, связанная с действием Приказа Министра обороны СССР от 08.12.1983 N 285), относительно  статуса участвовавших в ликвидации аварии на ЧАЭС, кадровых военнослужащих и приравненных к ним граждан.

Закон СССР "О всеобщей воинской обязанности" от 12 октября 1967 года (далее - Закон СССР от 12 октября 1967 года) определял, что Вооруженные Силы СССР состоят из Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск (статья 4). Кроме того, к военной службе относилась служба в воинских частях и органах Комитета государственной безопасности СССР, специальных моторизованных частях милиции, частях и подразделениях военизированной пожарной охраны Министерства внутренних дел СССР.

Закон СССР от 12 октября 1967 года, Устав внутренней службы Вооруженных Сил СССР, Устав гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил СССР, утвержденные Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 июля 1975 года, и другие нормативные правовые акты, регулировавшие прохождение военной службы, предусматривали помимо основной обязанности граждан СССР - защиты Отечества также и иные обязанности военной службы.

Обязанности военной службы, при исполнении которых наступает инвалидность вследствие ранения (контузии, травмы, увечья), были закреплены в нормативных правовых актах Министерства обороны СССР, определявших порядок медицинского освидетельствования военнослужащих. В частности, Положение о медицинском освидетельствовании в Вооруженных Силах СССР (на мирное и военное время), введенное в действие с  1 января 1974 года  Приказом министра обороны СССР от 03.09.1973 N 185, а позже Положение о медицинском освидетельствовании в Вооруженных Силах СССР, введенное в действие с 1 января 1988 года Приказом министра обороны СССР от 9 сентября 1987 года N 260 (далее - Положение от 9 сентября 1987 года), устанавливало случаи получения военнослужащими ранения (контузии, травмы, увечья), повлекшего инвалидность, как при защите СССР, так и при исполнении иных обязанностей военной службы.

Ранение (контузия, травма, увечье), полученное в мирное время или в военное время в период службы в воинских частях, штабах и учреждениях, не входивших в состав действующей армии, в период прохождения учебных или поверочных сборов (в редакции Положения от 9 сентября 1987 года), при исполнении обязанностей, предусмотренных общевоинскими уставами Вооруженных Сил СССР, приказами и директивами, инструкциями и другими руководящими документами, а также при совершении каких-либо действий в интересах воинской службы, признавалось полученным при исполнении обязанностей военной службы (пункт 70б Положения от 03.09.1973  г. и статьи 116 Положения от 09.09.1987 г.):

д) при выполнении государственных или общественных обязанностей, а также при выполнении специальных заданий советских, партийных, комсомольских или иных общественных организаций, хотя бы эти задания и не были связаны с воинской службой;

е) при выполнении воинского долга по охране социалистической собственности, спасению человеческой жизни, поддержанию воинской дисциплины и охране социалистического правопорядка.

Одной из многочисленной и наименее защищенной, категорией граждан (с не совсем определенным, в нашем случае, правовым статусом) были граждане из числа  военнообязанных и призванных на специальные учебные сборы.

Законом СССР от 12 октября 1967 г. N 1950-VII "О всеобщей воинской обязанности", регулирующим вопросы прохождения службы до 1 марта 1993 г. (утратил силу на территории Российской Федерации с 1 марта 1993 г.), было предусмотрено, что воинская служба состоит из действительной военной службы и службы в запасе Вооруженных Сил СССР; граждане, состоящие на действительной военной службе, именуются военнослужащими, а состоящие в запасе – военнообязанными. Военнообязанные, зачисленные в запас, за время состояния в запасе неоднократно призываются на учебные сборы  (статьи 5, 6, 49 - 51, 55).

Учебные сборы - мероприятия, проводившиеся Министерством Обороны СССР  для того, чтобы военнослужащие, находящиеся в запасе, прошли военную переподготовку, вспомнили основы военного дела, ознакомились с новыми видами вооружения и боевой техники. Проведение их в иных целях, существовавшее в то время законодательство не предусматривало.

В данном случае, как видно из документов того периода и факта использования призванных на сборы военнообязанных ни о какой военной переподготовке и ознакомлении с новыми видами вооружения и боевой техники речи не шло.

И, если Постановлением ЦК КПСС, Совмина СССР от 29.05.1986 N 634-188, было предписано,  с учетом больших масштабов дезактивационных работ (именно работ, а не военной переподготовки) призвать из запаса на специальные учебные сборы сроком до 6 месяцев необходимое количество военнообязанных без конкретизации места и объема работ, то уже в Постановлении Совета Министров СССР от 2 апреля 1987 г. № 408-93, было конкретно указано:

«Для выполнения работ, предусмотренных настоящим постановлением, Министерству обороны СССР:

- призвать из запаса на специальные сборы на срок до 6 месяцев 16,5 тыс. человек из числа военнообязанных и направить в распоряжение Министерства среднего машиностроения СССР 8 тыс. человек, Министерства энергетики и электрификации СССР 8 тыс. человек и Министерства атомной энергетики СССР 500 человек по специальностям согласно заявкам указанных министерств;

- призвать из запаса на специальные сборы на срок до 6 месяцев 420 офицеров строительных специальностей и направить в распоряжение Министерства среднего машиностроения СССР 300 офицеров, Министерства энергетики и электрификации СССР 100 офицеров и Министерства атомной энергетики СССР 20 офицеров;

- сформировать и направить в счет указанного количества в распоряжение Министерства атомной энергетики СССР один военно-строительный отряд, обеспечив его (за плату) необходимым оборудованием, автомобильным транспортом и другими материальными средствами;

- призвать из запаса на специальные сборы на срок до 6 месяцев 2 тыс. человек из числа военнообязанных Белорусского военного округа и направить их для формирования химических и инженерных частей, производящих  дезактивационные работы в Могилевской области Белорусской ССР. Укомплектование  указанных частей необходимой техникой осуществить за счет свободных ресурсов Белорусского военного округа.

Работников (военнообязанных) предприятий и организаций Министерства среднего машиностроения СССР, Министерства энергетики и электрификации СССР и Министерства атомной энергетики СССР на специальные сборы  не призывать».

То есть, в большинстве случаев, для данной категории граждан имели место - факт выполнения работ в составе подразделений гражданских организаций и, соответственно наличие трудовых отношений.  Об этом свидетельствует также и то, что Распоряжением Совета Министров СССР от 23 мая 1986 г. № 1031-рс на военнообязанных, призванных на сборы и непосредственно занятых на работах по ликвидации аварии на Чернобыльской атомной электростанции был распространен порядок оплаты труда и выплаты единовременного вознаграждения по месту постоянной работы, предусмотренный для рабочих и служащих, выполнявших аналогичные  работы в зоне ЧАЭС, а именно,  порядок и размеры повышенной оплаты труда, предусмотренные Распоряжением Совета Министров СССР от 17 мая 1986 г. № 964-рс.

Теперь о достаточно многочисленной категории граждан из числа рабочих и специалистов различных министерств и ведомств участвовавших в ликвидации аварии на ЧАЭС.

В абсолютном большинстве законодательных и нормативных актов относительно указанной категории граждан используется следующая терминология: «привлечение», «направление», «командирование», «перевод» граждан, для выполнения работ по ликвидации аварии в зоне Чернобыльской АЭС.  Как с точки зрения трудового права существовавшего в рассматриваемый период времени, так и в настоящее время при использовании данной терминологии, за исключением термина «перевод», предусматривается понуждение к совершению определенных действий.

Гражданский персонал, принимавший участие в работах по ликвидации аварии на ЧАЭС можно условно разделить на две подкатегории. Это работники неспециализированных организаций и работники специализированных организаций имевших некоторый опыт и, в первую очередь, разрешение,  необходимые для работы с радиоактивными веществами, а также работы  в зоне радиационной аварии.

И если работников специализированных организаций,  при соблюдении норм трудового права и норм радиационной безопасности можно  было привлечь к работе, то неспециализированные организации, в рамках действующего законодательства (ст. 12 Основ законодательства СССР и союзных республик о труде, ст. 24 КЗОТ РСФСР), выполнять радиационно-опасные работы силами своего персонала не имели права.

Рассмотрим гипотетический вариант, о возможности какого-либо предприятия (в тот период времени) направить своих работников для выполнения работ в особо вредных условиях труда, пусть даже вне своей территории – в условиях обычного радиационного загрязнения не превышающего предельно-допустимых концентраций..

Что было необходимо для выполнения данного вида работ:

 - Учреждение, предназначенное для работ с источниками ионизирующих излучений, до начала его эксплуатации должно быть принято комиссией в составе представителей заинтересованной организации, органов Государственного санитарного надзора, технической инспекции профсоюза, органов внутренних дел. Комиссия устанавливает соответствие принимаемых объектов  требованиям действующих норм и правил, наличие условий радиационной безопасности для персонала и населения (п. 3.1 Основных санитарных правил работы с радиоактивными веществами и другими источниками ионизирующих излучений ОСП-72/80, далее ОСП).

- На основании акта приемки местные органы Государственного санитарного надзора оформляют санитарный паспорт учреждения, предоставляющий право и проведения работ с применением источников ионизирующих излучений. Санитарный паспорт учреждению выдается на срок не более трех лет. Копия санитарного паспорта учреждения направляется для регистрации в органы внутренних дел (п.3.3 ОСП).

- Администрация учреждения обязана определить перечень лиц, которые будут производить указанные работы, обеспечить необходимое обучение и инструктаж, назначить приказом по учреждению лиц, ответственных за радиационный контроль и радиационную безопасность. Разработать, согласовать с органами санитарно-эпидемиологической службы и утвердить инструкцию по радиационной безопасности (п.п. 3.6, 3.7 ОСП).

- Администрация учреждения обязана для всех лиц, относящихся к категории А, организовать обязательный медицинский осмотр при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры. К работе допускаются лица, не имеющие медицинских противопоказаний, а это, согласно приказу Минздрава СССР от  30 мая 1969 г. N 400 «О проведении предварительных при поступлении на работу и периодических медицинских осмотров трудящихся», порядка 30-ти противопоказаний (п. 3.3 ОСП)).

- Организация на основе отраслевого перечня и аттестации рабочих мест разрабатывает и по согласованию с профсоюзными комитетами утверждает перечни рабочих мест, на которых устанавливаются конкретные размеры доплат работникам за условия труда.

Указанный перечень рабочих мест включается в коллективный договор. Типовой перечень работ, утвержденные настоящим Постановлением, применяется одновременно с введением новых условий оплаты труда в соответствии с Постановлением ЦК КПСС, Совета Министров СССР и ВЦСПС от 17 сентября 1986 г. N 1115.

Здесь приведен далеко не полный перечень того, что еще необходимо сделать. При этом нужно учесть, что изменение условий труда влечет применение следующих, нижеуказанных документов:

«Типовой перечень работ с тяжелыми и вредными, особо тяжелыми и особо вредными условиями труда, на которых могут устанавливаться доплаты рабочим за условия труда на предприятиях атомной энергетики».

Утвержден Постановлением Государственного комитета Совета Министров СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата Всесоюзного Центрального Совета Профессиональных Союзов от 3 ноября 1986 г. N 443/26-42

«Список производств, цехов, профессий и должностей с вредными условиями труда, работа в которых дает право на дополнительный отпуск и сокращенный рабочий день».

Согласован с Минздравом СССР. Утвержден Постановлением Госкомтруда СМ СССР и Президиума ВЦСПС от 25 октября 1974 г. N 298/П-22

Вводится в организации, одновременно с повышением минимальной заработной платы рабочих и служащих и увеличением тарифных ставок и должностных окладов среднеоплачиваемых категорий работников.

Перечень производств, профессий и должностей, работа в которых дает право на бесплатное получение лечебно-профилактического питания в связи с особо вредными условиями труда. Рационы лечебно-профилактического питания и нормы бесплатной выдачи витаминных препаратов. Правила бесплатной выдачи лечебно-профилактического питания.

Утверждены Постановлением Госкомтруда СМ СССР и Президиума ВЦСПС от 7 января 1977 г. N 4/П-1

Вводится в организации, работа в которой дает право на бесплатное получение лечебно-профилактического питания в связи с особо вредными условиями труда, одновременно с повышением минимальной заработной платы рабочих и служащих и увеличением тарифных ставок и должностных окладов среднеоплачиваемых категорий работников.

Естественно необходимо перезаключить трудовой договор с работниками, с учетом новых условий работы.

Таким образом, персонал указанной категории работников, не мог быть привлечен, направлен, командирован на проведение работ в радиационно-опасной зоне, в первую очередь (не говоря уже о нормах трудового права) в силу предписаний, установленных Нормами радиационной безопасности НРБ-76 (позже НРБ-76/87) и Особыми санитарными правилами работы с радиоактивными веществами и другими источниками ионизирующих излучений - ОСП-72/80 и ОСП-72/87  (разработанными в соответствии с «Основами законодательства Союза ССР и союзных республик о здравоохранении» и с учетом «Санитарных норм проектирования СН 245-71», «Норм радиационной безопасности НРБ-76» N 141-76, регламентировавших основные требования по обеспечению радиационной безопасности).

Что могло последовать, если бы указанные организации все же направили работников на выполнение работ на радиационно-опасных объектах.

Нарушение статьи 12 Основ законодательства СССР о труде и статьи 24 КЗоТ РСФСР, а также Норм радиационной безопасности, пункта 4.10 НРБ-76 (п. 4.9 НРБ-76/87) в указанных экстремальных условиях, а также любые иные действия имевшие цель понудить граждан к выполнению работ, не обусловленных трудовым договором,    могли повлечь за собой ответственность, вплоть до уголовной  по статьям 140, 171 и 217 УК РСФСР.

Экстраординарная по своим последствиям техногенная авария XX века предопределила высокую степень  риска значительно превышающего приемлемый уровень риска жизни и здоровью граждан. Это в первую очередь коснулось персонала атомной станции и всех категорий граждан, принимавших участие в работах по ликвидации аварии на ЧАЭС

Приемлемый уровень риска характерен для отдельных категорий персонала, в силу их специфического предназначения. Однако в некоторых случаях  индивидуальный риск может превосходить приемлемый, то есть имеет место недопустимый риск. Деятельность в этом случае не должна осуществляться, если даже она выгодна для общества в целом. Однако на практике опасная деятельность бывает столь необходима, что и в условиях недопустимого риска ее приходится вести.

Нормативно, положение о возможном риске было отражено в Нормах радиационной безопасности. На момент аварии на ЧАЭС, основным документом, регламентирующим уровни воздействия ионизирующих излучений, являлись Нормы радиационной безопасности НРБ-76. Никакие ведомственные и отраслевые правила и инструкции не должны были противоречить Нормам радиационной безопасности НРБ-76. Согласно пункту 4.9 указанных Норм, а позже пункту 4.6 НРБ-76/87, потенциальную дозу от  внешнего излучения и  поступление радионуклидов в организм, а  следовательно, и интенсивность вредного воздействия на организм человека,  во время аварии предвидеть невозможно. Максимум, что  предлагалось Нормами, принять все практически возможные меры для сведения к минимуму внешнего облучения и поступления радионуклидов в организм человека. Кроме того, в пункте 4.7 НРБ-76/87 было определено: «…повышенное облучение персонала во время аварии выше установленных дозовых пределов  может быть разрешено только тогда, когда нет возможности принять меры, исключающие их превышение, и может быть оправдано лишь спасением людей, предотвращением развития аварии и облучения большого числа людей».

Отсюда видно, что существовавшее в то время нормативное регулирование допускало возможность проведения работ даже в тех случаях, когда   индивидуальный риск мог превосходить приемлемый, то есть при проведении работ по ликвидации аварии на ЧАЭС  имел место недопустимый, но оправданный спасением людей, предотвращением развития аварии и облучения большого числа людей,  риск.

Понятно, что опасный труд,  в условиях вынужденного и значительно превышающего приемлемый уровень риска жизни и здоровью граждан, являлся в данном случае жизненно необходимым для функционирования государства и общества, обеспечения качества жизни остальных членов общества. Но тогда для указанной категории граждан, подвергающихся высокому риску, требовалось предусмотреть стабильные социально-экономические компенсации дополнительных факторов риска, связанных с ним таких значимых факторов, как потеря  здоровья,  потеря финансовой и  экономической  стабильности. 

В связи, с чем Советом Министров СССР по согласованию с ВЦСПС был определен ряд социальных гарантий, которые позволяли хотя бы частично скомпенсировать вредное воздействие во время выполнения работ по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Это два Постановления и сопутствующие им Распоряжения, охватывают два временных интервала ликвидационных работ, 1986 - 1987 г.г. и 1988 - 1990 г.г. В дальнейшее действие второго постановления было продлено до 1995 г.

Постановление Совмина СССР, ВЦСПС от 05.06.1986 N 665-195

"Об условиях оплаты труда и материального обеспечения работников предприятий, организаций и учреждений, занятых на работах, связанных с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды".

Постановление ЦК КПСС, СМ СССР и ВЦСПС от 29.12.1987 г. № 1497-378

"Об условиях оплаты и льготах для работников, занятых на эксплуатации Чернобыльской АЭС и ликвидации последствий аварии в зоне отселения"

Данные Постановления фактически являются соглашениями между СМ  СССР и ВЦСПС и были приняты в строгом соответствии с Конституцией СССР, гражданским и трудовым законодательством, а также  уставом ВЦСПС.

Так, согласно статье 131,  Конституции Союза Советских Социалистических Республик   (принята ВС СССР 07.10.1977),  Совет Министров СССР был правомочен решать все вопросы государственного управления, отнесенные к ведению Союза ССР, поскольку они не входят, согласно Конституции СССР, в компетенцию Съезда народных депутатов СССР, Верховного Совета СССР и Президента СССР.

В пределах своих полномочий Совет Министров СССР: разрабатывал и осуществлял меры по проведению единой политики, оплаты труда, социального обеспечения, организации государственного страхования, управления промышленными, строительными, сельскохозяйственными предприятиями и объединениями, предприятиями транспорта и связи, банками, а также иными организациями и учреждениями союзного подчинения; принимал меры по обеспечению обороны страны и государственной безопасности.

А в соответствии со статьей 133,  Конституции,  Совет Министров СССР на основе и во исполнение законов СССР и иных решений Съезда народных депутатов СССР, Верховного Совета СССР  имел право издавать Постановления и Распоряжения и проверять их исполнение. Постановления и Распоряжения Совета Министров СССР были обязательны к исполнению на всей территории СССР. Кроме того исходя из положений  ст. 256 КЗОТ РСФСР Совет Министров СССР, своими Постановлениями по отдельным вопросам мог устанавливать другие особенности регулирования труда некоторых категорий рабочих и служащих.

В свою очередь, Всесоюзный Центральный Совет Профессиональных Союзов, в соответствии с Уставом профессиональных союзов СССР  (утв. XIII Съездом профсоюзов СССР 01.11.1963): обладал правом законодательной инициативы в высших органах государственной власти СССР; принимал участие в подготовке и рассмотрении в Правительстве проектов постановлений по вопросам заработной платы, социального страхования, охраны труда, культурного и бытового обслуживания трудящихся; контролировал соблюдение законов и постановлений Правительства по этим вопросам; совместно с Государственным комитетом Совета Министров СССР по труду и социальным вопросам разрабатывал и издавал инструкции, правила и разъяснения по применению действующего законодательства о труде; осуществлял руководство государственным социальным страхованием рабочих и служащих, социальным страхованием колхозников и организацией санаторно-курортного обслуживания и отдыха трудящихся.

Содержание  вышеуказанных Постановлений различается незначительно, в основном изменениями в системе оплаты труда,  что в свою очередь связано с улучшением радиационной обстановки в районе проведения работ в 1988 г.

В соответствии с нормами трудового законодательства, Закона СССР от 15.07.1970 N 2-VIII "Об утверждении Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде" (далее Основ) и Закона РСФСР от 09.12.1971 "Об утверждении Кодекса законов о труде РСФСР" (далее КЗОТ РСФСР),   данными Постановлениями, с учетом сложной радиационной обстановки в районе выполнения работ, были определены условия оплаты труда, режим рабочего времени привлеченного персонала и иные гарантии и компенсации. Так:

- была определена оплата труда работников, занятых на работах, связанных с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды, оплата производилась в 2 - 5 кратном размерах среднемесячной заработной платы (в зависимости от выполнения работ в различных зонах опасности), исходя из тарифной ставки (оклада), установленной по основному месту работу  (ст. ст. 37, 38 Основ, ст. ст. 77, 82 КЗОТ РСФСР);

- работникам предприятий, организаций и учреждений, выполнявшим работы, связанные с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды, была установлена дополнительная оплата труда за работу в ночное время в размере 35 процентов часовой тарифной ставки (оклада) за каждый час работы в ночное время и максимальный размер премии - 60 процентов тарифной ставки (оклада) в месяц (ст. ст. 25, 42 Основ, ст. ст. 48, 90 КЗОТ РСФСР);

- было разрешено предприятиям, организациям и учреждениям привлекать работников на работы, связанные с ликвидацией последствий аварии, в выходные и праздничные дни с оплатой труда в двойном размере  (ч. вторая ст. 31 и ст. 41  Основ, ч. 2 ст. 65 и ст. 89 КЗОТ РСФСР);

- в период 1986 – 1987 г.г., были определены  премиальные выплаты.  Размер премии, выплачиваемой одному работнику за счет указанных средств, не должен был превышать 400 рублей в месяц или два оклада (две тарифные ставки) в период 1988 – 1990 г.г. (сверх установленных максимальных размеров премий) (ст. 38 Основ, ст. 83 КЗОТ РСФСР);

- работникам, в том числе военнослужащим воинских частей и органов Комитета государственной безопасности СССР, военнообязанным, призванным на сборы, а также лицам начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, выполнявшим работы, связанные с ликвидацией последствий аварии на Чернобыльской АЭС и предотвращением загрязнения окружающей среды, было разрешено выплачивать суточные в размере 3 рублей 50 копеек (ст. 48 Основ, ст.116 КЗОТ РСФСР и п. 5  Постановления Совмина СССР от 17.01.1980 N 46), а также обеспечивать их бесплатным трехразовым горячим питанием из расчета 2 руб. 85 коп. в сутки, взамен лечебно-профилактического питания по рациону № 1, на получение которого они имели право по закону  (ст. 64 Основ, ст. 151 КЗОТ РСФСР и раздел V Постановления Госкомтруда СССР, Президиума ВЦСПС от 07.01.1977 N 4/П-1).

-  работники (в том числе временно направленные или командированные), а также военнослужащие воинских частей, органов Комитета государственной безопасности СССР и органов внутренних дел, военнообязанные, призванные на сборы, и другие лица, занятые на эксплуатации Чернобыльской АЭС и на работах по ликвидации последствий аварии в зоне отселения, обеспечивались бесплатно спецодеждой, спецобувью и средствами индивидуальной защиты. (Ст. 63 Основ, ст. 149 КЗОТ РСФСР и п.п. 11-4, 11-6 Основных санитарных правил работы с радиоактивными веществами и другими источниками ионизирующих излучений, ОСП-72, утв. Главным государственным санитарным врачом СССР 10.04.1972 N 950-72);

- время работы работникам, военнослужащим и военным строителям военно-строительных отрядов и частей, а также военнообязанным, призванным на сборы, непосредственно занятым на ликвидации последствий аварии и предотвращении загрязнения окружающей среды в 30-километровой зоне Чернобыльской АЭС, засчитывалось в трехкратном размере  за работу в период 1986-1987 годов и в полуторном размере за работу  в период 1988-1990 годов, в стаж, дающий право на льготную пенсию по Списку N 1, утвержденному Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173. Кадровым военнослужащим и военнослужащим сверхсрочной службы, а также лицам начальствующего и рядового состава органов внутренних дел время работы по ликвидации последствий аварии в зоне отселения засчитывалось в таком же размере в выслугу лет, дающую право на пенсию;

-  рабочим и служащим, в случае получения профессионального заболевания при работе по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, гарантировалось назначение льготных пенсий по старости по Списку N 1 независимо от продолжительности работы во вредных условиях труда.

Для сравнения. В соответствии со статьей 9 Закона СССР от 14 июля 1956 г. "О государственных пенсиях" на пенсию по старости на льготных условиях имели право женщины по достижении 45 лет и при стаже работы не менее 15 лет, а мужчины - по достижении 50 лет и при стаже работы не менее 20 лет, если не менее половины стажа, необходимого для назначения им этой пенсии, приходилось на соответствующие работы, дававшие право на пенсию на льготных условиях. При этом право на пенсию устанавливалось с применением Списка N 1 производств, цехов, профессий и должностей на подземных работах, на работах с вредными условиями труда и в горячих цехах, работа в которых дает право на государственную пенсию на льготных условиях и в льготных размерах, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173. Согласно подразделу 1 раздела I указанного Списка при решении вопроса о праве на пенсию предъявлялось обязательное требование о занятости на подземных работах в течение полного рабочего дня;

-  гарантировалось назначение пенсий по инвалидности, наступившей вследствие увечья или заболевания, вызванного аварией на Чернобыльской АЭС, а также пенсии по случаю потери кормильца вследствие этих причин, в порядке, предусмотренном действующим законодательством в случае трудового увечья или профессионального заболевания. При этом пенсии должны устанавливаться в размере возмещения фактического ущерба, определяемого в соответствии с Правилами, утвержденными постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 г. № 690, но не ниже размеров, предусмотренных Законом СССР о государственных пенсиях.

В соответствии со статьей 1 Правил предприятия, учреждения, организации могли нести ответственность за вред, причиненный работнику, только при наличии вины в причинении рабочему или служащему трудового увечья, кроме того эти Правила не действовали в отношении колхозников. Однако, в отношении лиц привлеченных к работам по ликвидации аварии на ЧАЭС уже после события, имело место отсутствие вины работодателя. В силу своих полномочий согласно ст. ст.  131 и 133 Конституции Союза Советских Социалистических Республик, Совет министров СССР изданием совместных с ВЦСПС Постановлений, для данного конкретного случая,  снял указанные ограничения и гарантировал применение в отношении всех работников задействованных на ликвидации аварии на ЧАЭС  Правил, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 г.  № 690;

-  гарантировалось назначение пенсий по инвалидности военнослужащим, лицам начальствующего и рядового состава органов внутренних дел, наступившей вследствие увечья или заболевания, вызванного аварией на Чернобыльской АЭС и работами связанными с ликвидацией этой аварии, а также пенсии по случаю потери кормильца вследствие этих причин, в порядке и по нормам, установленным действующим законодательством в случае ранения, контузии и увечья, полученных при исполнении обязанностей военной службы (служебных обязанностей).

Из анализа содержания указанных Постановлений,  можно сделать следующий вывод: Это согласованный набор правил, содержащий нормы трудового и иных отраслей права, регулирующий взаимоотношения работников и работодателей. То есть это коллективный договор (соглашение), оформленный в виде совместных Постановлений СМ СССР и ВЦСПС, охватывающих два временных интервала ликвидационных работ, 1986 - 1987 г.г. и 1988 - 1990 г.г.  При этом высокий статус сторон договора определялся привлечением к работам по ликвидации аварии на ЧАЭС большого количества  рабочих и специалистов различных ведомств, распорядительные функции, в отношении которых имелись у одной из сторон договора - Совета министров СССР и только эта сторона имела возможность и право  профинансировать работы по ликвидации аварии в суммах, превышающих плановые размеры фондов, и только эта сторона  имела возможность и право снятия ограничений по продолжительности работы во вредных условиях труда при назначении льготных пенсий по старости по Списку N 1, и только эта сторона  имела возможность и право при отсутствии вины и виновного лица гарантировать применение к работникам на ликвидации аварии на ЧАЭС Правил, утвержденных постановлением Совета Министров СССР от 3 июля 1984 г. № 690 и другие достаточно серьезные корректировки нормативно – правового регулирования. В свете изложенного, именно эта сторона выступила представителем работодателей, в то   время как представителем трудящихся и гарантом их прав, с учетом привлечения к работам членов различных отраслевых профсоюзных организаций,  выступил ВЦСПС.

Вывод, о том, что данные Постановления соответствуют всем требованиям, предъявляемым коллективным договорам, согласуется также  с правовой позицией, изложенной в Рекомендациях МОТ от 29 июня 1951 г. N 91 "О коллективных договорах", где:  «под "коллективным договором" подразумевается всякое письменное соглашение относительно условий труда и найма, заключаемое, с одной стороны, между предпринимателем, группой предпринимателей или одной или несколькими организациями предпринимателей и, с другой стороны, одной или несколькими представительными организациями трудящихся или, при отсутствии таких организаций, - представителями самих трудящихся, надлежащим образом избранными и уполномоченными согласно законодательству страны».

Указанные Постановления не содержат указаний о  «привлечении», «направлении», «командировании», «временном переводе» граждан, для выполнения работ по ликвидации аварии в зоне Чернобыльской АЭС, тем более о правомерности данных действий в свете существовавшего в период ликвидации аварии законодательства. Рассмотрен лишь вопрос о гарантиях и компенсациях гражданам уже выполняющим и выполнявшим работы по ликвидации аварии на ЧАЭС.

Из указанной терминологии в трудовом законодательстве того времени применялись два юридически значимых действия – «командировка» и «перевод». Не вдаваясь в вопросы правомерности привлечения работников к работам по ликвидации рассмотренной аварийной ситуации, рассмотрим возможность применения данной терминологии.

Служебной командировкой называется направление работника на определенный срок по распоряжению руководители организации для выполнения служебного задания вне места постоянной работы, обусловленной трудовым договором. Вопросы командирования сотрудников    регулировались  в соответствии со статьей 116 КЗОТ РСФСР, Постановлением Совмина СССР от 17.01.1980 N 46 и Инструкцией Минфина СССР, Госкомтруда СССР, ВЦСПС от 15.02.1980 N 30.

Одновременно статьей 116 КЗОТ РСФСР был устанавлен ряд льгот и компенсаций, с помощью которых при направлении в служебные командировки обеспечивалось осуществление предоставленных работникам прав в области социально-трудовых отношений, возмещение затрат, связанных с исполнением трудовых обязанностей вне места постоянной работы.

О каких-либо изменениях трудовых функций работника, а тем более изменении условий трудового договора речь здесь не идет. Следовательно, командировка, как юридическое понятие,  предусматривающая выполнение аварийных работ в зоне ЧАЭС, в силу положений  статьи 24 КЗОТ РСФСР, «Запрещение требовать выполнения работы, не обусловленной трудовым договором», невозможна. В данном случае бланк командировочного удостоверения использован для указания объекта  и направления работника в распоряжение организации, ответственной за ликвидацию аварии на ЧАЭС, где с работником мог быть заключен новый трудовой договор на условиях вышеупомянутых Постановлений и Норм радиационной безопасности.

Перевод на другую работу с иными существенными условиями труда - это перемещение на другое рабочее место в сочетании с существенным изменением размера заработной платы, льгот и преимуществ, объема, степени сложности или тяжести работы, времени или порядка ее выполнения, а также иных существенных для данных конкретных обстоятельств условий. Перевод на другую работу в другой коллектив работников - это поручение работы в составе коллектива, предприятия (учреждения, организации), производственного или научно-производственного объединения (комбината и т.п.). Перевод на другую работу в другую местность - это поручение работы за пределами установленных административно-территориальных границ данного населенного пункта.  

К проблеме переводов на другую работу неоднократно обращался и Пленум Верховного Суда СССР. В частности, в Постановлении "О применении судами законодательства, регулирующего заключение, изменение и прекращение трудового договора" от 26 апреля 1984 года разъяснялось, что переводом на другую работу, на который необходимо согласие работника, надо считать: поручение работнику работы, которая не отвечает специальности, квалификации, должности, или работы, при выполнении которой изменился размер заработной платы, льготы, преимущества и другие существенные условия труда, предусмотренные при заключении трудового договора, в частности о работе на конкретном объекте, участке, в структурном подразделении предприятия, учреждения.

Из изложенного выше можно сделать вывод, что командировка работника организацией (независимо от статуса) в зону аварии для выполнения ликвидационных работ была невозможна в силу норм гражданского законодательства (ст. 5  Закона СССР от 08.12.1961 «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик», ст. ст. 5 и 6 ГК РСФСР), трудового законодательства (ст. 12 Основ законодательства СССР и союзных республик о труде, ст. 24 КЗОТ РСФСР) и норм ст. ст.  140, 171 и 217 УК РСФСР, а также ст. ст. 57 и 58 Конституции СССР

Перевод на другую работу, а именно для выполнения работ по ликвидации радиационной аварии, также имел некоторые сложности. В соответствии со ст. 13,  Основ законодательства СССР и союзных республик о труде  и  ст. 25,  КЗОТ РСФСР,  перевод работника  на другую работу был возможен как  на том же предприятии, в учреждении, организации, так и на работу на другое предприятие, в учреждение, организацию либо в другую местность.

В соответствии с нормами радиационной безопасности и другими нормативными документами, регламентировавшими проведение работ в условиях радиоактивного загрязнения, перевод работника неспециализированной организации был возможен только на работу на другое предприятие имевшее разрешение на проведение такого рода работ и ответственное за их проведение.

Перевод работника специализированной организации для выполнения работ в зоне аварийного радиационного загрязнения был возможен,  как  на том же предприятии, если подразделение данного предприятия дислоцировалось в зоне аварии, так и на работу на другое предприятие, которое в силу статей 11 и 12 закона СССР от 08.12.1961  «Об утверждении Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик», являлось радиационно-опасным   объектом и и обладало гражданской правоспособностью в соответствии с установленными целями его деятельности, при условии выполнения правил предусмотренных разделом 4 Норм радиационной безопасности.

При этом, следует учесть (как было отмечено выше), что  ни один нормативный документ на то время не предусматривал выполнения указанных работ без специально подготовленного персонала и силами сторонних организаций. Следовательно, все граждане, привлеченные к выполнению аварийных работ, могли их выполнять или в качестве персонала организации, на объекте которой произошла радиационная авария или под контролем и руководством специализированных служб данной организации, в составе своих подразделений имевших разрешение на выполнение указанного вида работ.

В качестве такой организации – юридического лица, стационарно расположенного в зоне аварии с момента аварии и до 1 ноября 1986 года являлась Чернобыльская АЭС. С 1 ноября 1986 все функции единого руководства работами, проводимыми на Чернобыльской АЭС были переданы вновь образованному ПО «Комбинат».

Из Постановления Центрального Комитета КПСС и Совета Министров СССР от 2 октября 1986 г. № 1181-328:

«В целях обеспечения единого руководства работами, проводимыми на Чернобыльской АЭС, Министерству атомной энергетики СССР образовать до 1 ноября 1986 г. производственное объединение (комбинат) со специальным аппаратом управления (с местонахождением в районе Чернобыльской АЭС), возложив на него функции заказчика по выполнению работ на объектах производственного и непроизводственного назначения Чернобыльской АЭС… Включить в состав указанного объединения (комбината) Чернобыльскую АЭС в качестве самостоятельного предприятия…»

Вопросы радиационной безопасности и дозиметрического контроля были возложены на Управление дозиметрического контроля – так же самостоятельного подразделения ПО Комбинат (ремарка моя).

Указанные организации (а опосредовано, подконтрольные им подразделения и службы различных ведомств), каждая в определенный период времени, а также граждане, привлеченные к выполнению работ по ликвидации аварии на ЧАЭС, являлись субъектами трудовых отношений в пределах, существовавших в то время, трудового законодательства и иных нормативных актов.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что единственными юридически-корректными действиями в условиях существовавшего на тот период времени нормативного регулирования, по привлечению персонала объекта и сторонних организаций к выполнению работ по ликвидации аварии на ЧАЭС являлся перевод на другую работу (ст. ст. 12, 13 - Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде и ст. ст. 24, 25 - КЗОТ РСФСР)  и  заключение трудового договора на время выполнения определенной работы (ст. ст. 8, 10 - Основ законодательства Союза ССР и союзных республик о труде и ст. ст. 15, 17 КЗОТ РСФСР).

При этом, наличие трудовых отношений, в отношении указанной категории граждан, необходимо рассматривать во взаимосвязи положений норм трудового права, особенностей нормативного регулирования при проведении работ в радиационно-опасных зонах и наличия локальных изменений действия отдельных нормативных актов установленных СМ СССР, в пределах его полномочий.

Согласно пункту 3 части 1 статьи 17 КЗоТ РСФСР, действовавшего на момент аварии на ЧАЭС, трудовой договор мог заключаться с работником, в том числе на период выполнения им определенной работы, и при наличии особо вредных условий труда (ОВУТ). В условиях стационарного трудового процесса,  такая работа характеризовалось определенным периодом времени и документально подтвержденным результатом (к примеру, актом выполненных работ)

Однако в условиях радиационной аварии, особенно подобного масштаба, при применении указанной нормы КЗОТ ТСФСР, следовало иметь в виду что:

- Потенциальную дозу внешнего излучения и  поступление радионуклидов в организм во время аварии предвидеть невозможно (пункт 4.6, НРБ-72/87) следовательно, время выполнения работы и результат были ограничены превышением установленных дозовых пределов (пункт 4.9, НРБ-72/87). Фактически же, были значительно превышены все предельно допустимые нормативы по содержанию вредных веществ на рабочих местах и полученным дозам внешнего и внутреннего облучения.

- В соответствии с пунктом 4.10, НРБ-72/87, Министерством здравоохранения СССР было установлено планируемое облучение до 5 ПДД. Данное облучение (пункт 4.7, НРБ-72/87) рассматривалось, как потенциально опасное,  было разрешено, поскольку не было  возможности принять меры, исключающие такое превышение и было оправдано, предотвращением развития аварии и облучения большого числа людей..  Планируемое облучение до 5 ПДД в соответствии с нормами радиационной безопасности допускалось единожды на протяжении всей трудовой деятельности. Для сравнения  - это предельно-допустимая доза облучения, вероятность получения которой, персоналом радиационного объекта в нормальном режиме, возможно за пять лет трудовой деятельности. То есть, полученные дозы ликвидаторов составляли до 5-ти и более годовых доз для профессиональных работников.

-  С учетом вышеизложенной ситуации, для данной категории граждан в порядке исключения, пунктом 7.а Постановления СМ СССР и ВЦСПС от 5 июня 1986 г. N 665-195 и пунктом 4.а Постановления ЦК КПСС, СМ СССР и ВЦСПС от 29 декабря 1987 г. № 1497-378, время работы работников, непосредственно занятых на ликвидации последствий аварии и предотвращении загрязнения окружающей среды в 30-километровой зоне Чернобыльской АЭС, засчитывалось в трехкратном и полуторном размере, как в общий стаж, так и в специальный стаж, дающий право на льготную пенсию по Списку N 1, утвержденному Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173, что не было предусмотрено законодательством и нормативными актами Союза ССР, для иных категорий работников при работе с ОВУТ.

А специальный стаж, необходимый для назначения льготных пенсий по старости по Списку N 1 рабочим и служащим, получившим профессиональное заболевание при работе по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, вообще ограничивался временем работы в зоне ликвидации аварии (пункт 7.б Постановления СМ СССР и ВЦСПС от 5 июня 1986 г. N 665-195 и пункт 4.б Постановления ЦК КПСС, СМ СССР и ВЦСПС от 29 декабря 1987 г. № 1497-378).  К примеру, для сравнения,  ст. 9, Закона СССР от 14.07.1956 "О государственных пенсиях" и  п. 92 Постановления Совмина СССР от 03.08.1972 N 590 определяли наличие специального стажа для назначения льготных пенсий по старости -  7,5 – 10 лет работы с ОВУТ. В специальный стаж засчитывали те периоды работы, что выполнялись регулярно и в течение полного рабочего дня, с учетом уплаты страховых взносов в ПФР за все периоды. То есть, стаж работы на ликвидации аварии на ЧАЭС в данном случае и специальный стаж определяемый в соответствии со ст. 9, Закон СССР от 14.07.1956 "О государственных пенсиях" и п. 92 Постановления Совмина СССР от 03.08.1972 N 590 "Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты государственных пенсий", тождественны по своим юридическим последствиям.

При анализе ситуации сложившейся на момент аварии и при определении юридического статуса участников ликвидации аварии на ЧАЭС, необходимо обратить внимание на то, что ч. 1 ст. 25 КЗОТ РСФСР требовала получения согласия работника на перевод, не уточняя, в какой форме это согласие может быть выражено. Аналогичное положение имело место и в Нормах радиационной безопасности, так пункт 4.9 НРБ72/87   не содержал указаний, в какой форме может быть выражено согласие на выполнение радиационно-опасных работ. При этом, согласно части 3 ст. 18 КЗоТ РСФСР (действовавшей в тот период времени), фактическое допущение к работе считалось заключением трудового договора, независимо от того, был ли прием на работу надлежащим образом оформлен. Иначе говоря, согласие гражданина презюмировалось фактом начала добровольного  выполнения работ в радиационно-опасной зоне на условиях согласованных в совместных Постановлениях СМ СССР и ВЦСПС. Именно только так, наличием  конклюдентных действий, можно признать законность получения согласия на перевод и выполнение работ в радиационно-опасной зоне.

Как мы видим, условия трудового договора, при выполнении работ по ликвидации аварии на ЧАЭС, кроме норм трудового права, содержали, еще и ряд положений относящихся к длящимся правоотношениям. В связи с чем возникает ряд вопросов о правомерности некоторых положений последующего нормотворчества,

С точки зрения трудового права, трудовой договор один из правовых инструментов регулирования взаимоотношений работодателя и работника. В то же время трудовой договор - это еще и документ, в котором зафиксировано соглашение сторон об установлении, изменении или прекращении соответствующих прав и обязанностей. В данном случае под сторонами договора подразумеваются стороны, вступающие в трудовые отношения, при этом, как следует из п. 1 ст. 422 Гражданского кодекса РФ, документ должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами, действующим в момент его заключения. И, исходя из общего правила (п.2 ст. 422 ГК РФ), если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу.

Кроме того необходимо иметь в виду, что к отношениям по трудовому договору невозможно применить последствия недействительности гражданско-правовых сделок (ст. 167 ГК РФ) и возвратить стороны в первоначальное положение, существовавшее до заключения трудового договора, с возложением на каждую сторону обязанности возвратить друг другу все полученное по договору. Трудовое право имеет свой предмет и метод регулирования общественных отношений, отличные от предмета и метода гражданского права. Именно в силу специфики предмета и метода регулирования, а также с учетом невозможности возвращения сторон в первоначальное положение после исполнения условий трудового договора полностью или частично, в трудовом законодательстве отсутствуют нормы о недействительности (ничтожности) трудового договора.

Из приведенного анализа видно, что все участники работ по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, без внесения записи в трудовую книжку, изменили место работы (30-ти км. Зона ЧАЭС), условия труда (работа в особо вредных условиях труда – ОВУТ), размер оплаты труда (оплата в ОВУТ с повышающим коэффициентом и  применением кратности). При этом работники,  в т.ч. и военнослужащие,  военные строители военно-строительных отрядов и частей, а также военнообязанные, призванные на сборы: приобрели стаж (в трехкратном размере), дающий право на льготную пенсию по Списку N 1, утвержденному Постановлением Совета Министров СССР от 22 августа 1956 г. N 1173; при наличии профессионального заболевания при работе по ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, приобрели право на льготную пенсию по старости (снижение возраста выхода на пенсию) по Списку N 1 независимо от продолжительности работы во вредных условиях труда.

В связи с чем нельзя признать правомерным принятие ряда законодательных и нормативных актов (смотри здесь) регулирующих отношения данной категории граждан и государства. Не отрицая права федерального законодателя избирать различные способы законодательного регулирования прав данной категории граждан на социальную защиту и возмещение вреда, следует предусмотреть, в том числе и возможность выбора реализации этих прав, в соответствии с раннее установленным регулированием. К примеру, реализацию права на возмещение вреда здоровью исходя из утраченного заработка.

10 комментариев:

  1. А ПОСТАНОВЛЕНИЕ 207-7 А РАСПОРЯШЕНИЕ 131 И ОСТАЛЬНОЕ ПОСТАНОВЫ ГДЕ .РАЗДУМИЕ И СОН СЕДОЙ КОБЫЛЫ

    ОтветитьУдалить
  2. А ГДЕ ДИРЕКТИВА КОМАНДУЮЧОГО ВОЙСКАМИ ККВО №Д-055 ОТ 01.07.86 ГОДА .И ГДЕ 2О7-7 ПОСТАНОВЛЕНИЕ .86-87 ГОДУ ОПЛАТА В 4 КР.+ 1 СРЕДНИЙ НА ПРОИЗВОДСТВЕ ВСЕГО 5 КР. РАЗМЕР В 3 ЗОНЕ .А С МАРТА 1988 ГОДА СНЯЛИ 5 КР.РАЗМЕР ОПЛАТЫ В 3 ЗОНЕ. И 88 ГОДУ ОПЛАТА БЫЛА ВСЕГО В ДВУХ КРАТНОМ 1 ТАРИФ И 1 СРЕДНИЙ ЗАРАБОТОК И ПРЕМИЯ СНЯТА 60%. ТАК КАК 86=87 ГОДУ БЫЛА ПРЕМИЯ 60% .5 КРАТ. ОПЛАТА ТРУДА В "3 ЗОНЕ " ВОТ И ПЕНСИЯ НОРМАЛЬНАЯ КТО РАБОТАЛ В 86-87 ГОДУ .ВОТ И ЗАВЫЛИ ТЕ КТО БЫЛ 88-90 ГОДУ .

    ОтветитьУдалить
  3. ПОСТАНОВЛЕНИЕ 1210 ОПЛАТА ЗА ВИСЕТЬ ОТ ЗАРАБОТКА И ПРОЦЕНТЫ ПОТЕРИ ТРУДА В 3 ЗОНЕ ОПАСНОСТИ .А ЕСЛИ ЛИКВИДАТОР БЫЛ В 3 ЗОНЕ 88 - 90 ГОДУ КАКАЯ БУДЕТ ПЕНСИЯ У НЕГО ПОТЕРЯ ТРУДА ЗО ПРОЦЕНТОВ НУ И ПОЛУЧЕТ 1800 НЕ БОЛЬШЕ .ДАЖЕ ЕСЛИ И 2 ГРУППА У ЛИКВИДАТОРА 88-90 ГОД ТОЖЕ ПЕНСИЯ БУДЕТ МАЛА .ТАК КАК ОПЛАТУ СНЯЛИ КРАТНОСТЬ СНЯТО .А ТЕ ЛИКВИДАТОРЫ КОТОРЫЕ БЫЛИ 86-87 ГОДУ И 5 КРАТНОМ ОПЛАТА И 60 ПРОЦЕНТОВ ПОТЕРИ ТРУДА ВОТ И ПЕНСИЯ НОРМАЛЬНАЯ .КТО БЫЛ 86-87 ГОДУ И ПРЕМЯ 60 ПРОЦЕНТОВ ОТ СУМУ В 3 ЗОНЕ И ВЫХОДНЫЕ И ПРАЗДНИЧНЫЕ В 4 КРАТНОМ .ВОТ И БЕСИ ТЕХ КТО БЫЛ 88-90 ГОДУ .А У ЭТИХ ЛИКВИДАТОРОВ ЧТО БЫЛИ 88-90 ГОДУ 1 И 2 ГРУППЫ А В ТО ВРЕМЯ ВАМ ОПЛАТА БЫЛА В ДВУХ КРАТНОМ В ЗОНЕ З. И ПРЕМИЯ СНЯТА И ПРАЗНИЧНЫЕ ВЫХОДНЫЕ НЕ ОПЛАЧИВАЛИ УЖЕ А У ЛИКВИДАТОРОВ 86-87 ГОДУ НАПРИМЕР 3 ГРУППА ОПЛАТА В 5 КРАТНОМ + 60% ПРЕМИЯ +ВЫХОДНЫЕ И ПРАЗДНИЧНЫЕ В 4 КРАТНОМ ТАРИФ В ДВОЙНЕ .ВОТ В ПОЧЕМУ 3 ГРУППА ПЕНСИЮ ПОЛУЧАЕТ БОЛЬШЕ ЧЕМ ИНВАЛИД 88-90 ГОДА ХОТЯ У НЕГО 2 ГРУППА ТАК О БЫЛ 88-90 ГОДУ А С ТРЕТЕЙ ГРУППОЙ 86-87 ГОД .ТАК ЧЕГО ВЫ НОГАМИ РОТА РВЕТЕ .НАДО БЫЛО РАБОТАТ 86 ГОДУ .

    ОтветитьУдалить
  4. А ЧЕГО НИКТО ПРАВДУ НЕ ПИШЕТ ЧТО 1988 ГОДУ СНЯЛИ ОПЛАТУ ТРУДА В ЗОНЕ 3 И КТО РАБОТАЛ 88-90 ГОДУ У НЕГО ХОТ 1-2 ГРУППА ИНВАЛИДНОСТИ А ПЕНСИЯ БУДИТ МАЛА ДАЖЕ ПОТЕРЯ ТРУДА 85% НЕ СПАСЁТ ОПЛАТА БЫЛА В 2 КРАТНОМ .А 86-87 ГОДУ 5 КРАТНОМ РАЗМЕРЕ И ТАРИФ В ДВОЙНЕ И ПРЕМИЯ 60% ВСЕМ И ПРАЗДНИЧНЫЕ И ВЫХОДНЫЕ В 4 КРАТНОМ .ВОТ ПОЧЕМУ З ГРУППА ПОЛУЧАЕТ ПЕНСИЮ БОЛЬШЕ ЧЕМ ИНАВЛИДА 88-90 ГОДА С 1-2 ГРУППОЙ .НАДО СПРОСИТЬ ИНВАЛИДА В КАКОМ ГОДУ ОН БЫЛ НА ЧАЭС .И НЕ ВОЙТЕ ИНВАЛИДЫ 88-90 ГОД.ЧТО ЗАРАБОТАЛИ ТО И ПОЛУЧИЛИ

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ПОСМОТРИ,УМНИК, ФИЛЬМ ВЫШЕ-"ЧЕРНОБЫЛЬСКИЕ ДЖУНГЛИ" И УБЕДИСЬ, ЧТО И СЕЙЧАС РАДИАЦИЯ МЕСТАМИ ЗАШКАЛИВАЕТ, А ТЕБЕ ВБИЛИ В БАШКУ -ПЕНСИИ ПО ЗАРПЛАТЕ, РАЗ ТЕБЕ ПОВЕЗЛО С ПЕНСИЕЙ, ТО ЗНАЧИТ ПУСТЬ ДРУГИЕ, ТАКИЕ ЖЕ ЛИКВИДАТОРЫ, КОТОРЫМ НЕ ПОВЕЗЛО С ДОКУМЕНТАМИ ПО З/ПЛ, ЖИВУТ НА КРОХИ-ПЕНСИИ, ПОТЕРЯВ ЗДОРОЬЕ НЕ МЕНЬШЕ , ЧЕМ ТАКИЕ КАК ТЫ! СТЫДНО КРИЧАТЬ О ТОМ, ЧТО ТЫ ЛУЧШЕ ДРУГОГО ЛИКВИДАТОРА, ДАЖЕ 1988-1990 ГОДОВ! ЕЩЕ РАЗ ПОВТОРЯЮ-ГОСУДАРСТВО ДОЛЖНО КОМПЕНСИРОВАТЬ УЩЕРБ ПО ПОТЕРЕ ЗДОРОВЬЯ ВСЕМ ПОСТРАДАВШИМ И ЛИКВИДАТОРАМ! ЭТО НЕ НАША ВИНА, ЧТО ПО ВИНЕ ЧИНОВНИКОВ ПРОИЗОШЛА АВАРИЯ, И ЧТО ПОСЫЛАЛИ НАС ТУДА, КАК БЕЗОТВЕТНЫХ РАБОВ! а ТЕПЕРЬ КИНУЛИ КАК ХОТЕЛИ!

      Удалить
  5. ОРУТ ЛИКВИДАТОРЫ У НАС 1-2 ГРУППА, А ПЕНСИЯ У ТРЕТЕЙ ГРУППЫ БОЛЬШЕ НЕ СПРАВЕДЛИВО ТАК ТЫ ЖЕ С 1-2 ГРУППОЙ БЫЛ В КАКОМ ГОДУ 88=99 ТАК ЧЕГО ВЫТЬ КАК СОБАКА .А У ТРЕТЕЙ ГРУППЫ НАВЕРНО 60% ПОТЕРИ ТРУДА И БЫЛ 86-87 ГОДУ .ПЕНСИЯ ПО ПОСТАНОВЕ 1210 ЗАВИСИТ ОТ ЗАРАБОТКА НЕ ТОЛЬКО ОТ ГРУППЫ В ПРЦЕНТАХ .А В 1988 В МАРТЕ СНЯЛИ КРАТНОСТЬ И ПРЕМИЯ 60% ТАК ЧЕГО ВЫ ТОГДА ВОЕТЕ ВЫ ЖЕ БЫЛИ 88-90 ГОДУ И ХОТИТЕ ПОЛУЧАТЬ БОЛЬШЕ ПЕНСИИ ЧЕМ ТЕ КТО РАБОТАЛ 86 -87 ГОДУ НА ЧАЭС В ЗОНЕ №3 ДА НУ И ЧТО ,ЧТО У НЕГО 3 ГРУППА ТАК ЕМУ ЖЕ ОПЛАТА БЫЛА В 5 КРАТНОМ РАЗМЕРЕ .А КТО БЫЛ В 88-99 ГОДУ У НЕГО ПО ЛЮБОМУ ПЕНСИЯ БУДЕТ МЕНШЕ ХОТЯ И 1 ГРУППА .САМИ БЫЛИ В 1990 ГОДУ И 1-2 ГРУППЫ А ХОТЯТ ПЕНСИИ ТАКИЕ КАК У ТЕХ КТО БЫЛ 86 ГОДУ .А НЕ ЖИРНО ВАМ БУДЕТ РЕБЯТА .ВЫ БЫ СОВЕСТЬ ИМЕЛИ БЫ ХОТЯ .А ТО ОРЕТЕ НА КАЖДОМ УГЛУ ЧТО З ГРУППА ПЕНСИЮ ПОЛУЧАЕТ БОЛЕ ЧЕМ 1-2 ЗНАЧИТ З ГРУППА ЗАСЛУЖИЛА ПОТОМУ ЧТО РАБОТАЛА В 86 ГОДУ .

    ОтветитьУдалить
  6. 12.19.ОО. ТАК НАМ ПОВЕЗЛО ДА ЧТО МЫ ГРАФИТ ТАСКАЛИ НА КРЫШЕ 1986 ГОДУ А ВАМ НЕ ПОВЕЗЛО 1990 ГОДУ ТАК ДА.НЕТ РЕБЯТА НЕ НАДО РОВНЯТЬ 86 ДО 90 .И ОПЛАТА РАЗНАЯ БЫЛА 86 И 90 ГОДУ И ПЕНСИЯ РАЗНАЯ .ПОЧЕМУ ВЫ ТОГДА НЕ КРИЧАЛИ В 90 ГОДУ ЧТО ВАМ МАЛО ЗАПЛАТИЛИ.А СОВЕТАМ БЫЛО ВЫГОДНО ВЗЯТ 86 И 90 ГОД И СМЕШАТЬ КАК КРАСКУ И ВСЕМ ПЕНСИЮ ОДИНАКОВО ДАТЬ ТЕ КТО РАБОТАЛ И ТЕ КТО НЕЧЕГО НЕ ДЕЛАЛ .А ПОСТАНОВА 1210 ВСЕХ ПОСТАВИЛА НА СВОИ МЕСТА.РАБОТАЛ 86 ГОДУ В ЗОНЕ № З ПОЛУЧИ НОРМАЛНУ ПЕНСИЮ ХОТЬ И 3 ГРУППА А БЫЛ НА ЧАЭС 90 ГОДУ ЗНАЧЕТ И ПЕНСИЯ ТАКАЯ ЧТО ЗАРАБОТАЛ ТО И ПОЛУЧИ А ЗА ПОТЕРЮ ЗДОРОВЯ ТАК ТРЕБУЙТЕ РЕГРЕСС КАК НА ПРОИЗВОДСТВЕ А ПРИЧЕМ ТУТ ПЕНСИЯ ДО РЕГРЕССА .И НЕ РАВНЯЙТЕ 86 ГОД РАБОТУ НА ЧАЭС ДО РАБОТЫ В 90 ГОДУ.А РЕГРЕСС ОТМЕНИЛ ЧЕГО ЭТО ВАМ ПОЛОЖЕНО И 86-90 ГОД ОДИНАКОВО ОТ ПРОЦЕНТОВ ПОТЕРИ ТРУДА. А ЗАКОН 54.4 . ЭТО ВЫГОДНО БЫЛО КОММУНИСТАМ ЧТОБЫ НЕ СКАНДАЛЕЛИ ТОГДА БЫЛА МИНИМАЛЬНАЯ 19 РУБ.86.А ПЕНСИЯ 120 СРЕДНЯ .

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. сержант 86 год.18 янв. 2016 г., 16:29:00

      Ну ты и тупой шкурник, мы ликвидаторы 1986г. как правило на минемалке а 87-89 на максималках.
      Модератор, почему Вы этот бред пропускаете, эта шкура всех достала, его везде заблокировали кроме Вас. Будите этого шкурника пропускать к Вам нормальные ликвидаторы заходить перестанут

      Удалить
  7. ЗДОРОВЬЯ КОМПЕНСАЦИЮ НАДО НО КАК РЕГРЕСС НА РАБОТЕ ПОТЕРЯ В ПРОЦЕНТАХ ЭТО ТАК. НО НЕ ПЕНСИЕЙ ,ЕСЛИ ПЕНСИЮ ТОГДА КАК 2 КАТ. БЫТ ТОЛЬКО НАДО РЕГРЕСС ПЛАТИТ В ПРОЦЕНТАХ .ЭТО ЧЕСНО БУДИТ .А ПЕНСИЯ ПО ЗАРАБОТКУ ЭТО ТАК ДОЛЖНО БЫТ КАК НА ПРО ИЗВОДСТВЕ

    ОтветитьУдалить
  8. 16.29.00.ТЫ ЖЕ САМ ШКУРА ПРАВДУ КАК НЕ ЛЮБИШЬ ШКУРА ПЕНСИЮ ОХОТА НА ХАЛЯВУ ПОЛУЧАТЬ .РАБОТАТЬ НАДО БЫЛО НА ЧАЭС . ВАМ ШКУРА НОМЕР НА ХАЛЯВУ НЕ ПРОЙДЕТ .ХАЛЯВА ЗА КОНЧИЛАС ВМЕСТИ С СОВЕТАМИ ИДИ ДО ПУТИНА ВСТАНЬ И ПОПРОСИ

    ОтветитьУдалить